а как у них?


День протеста: 19 ноября 1996 года



Королевский колледж Абердинского университета (Шотландия). Фото С.Лобачева

Говорят, что Великобритания - одна из самых демократических стран мира. В какой-то степени это так. Здесь традиции и дух демократии существуют на протяжении многих веков. Еще говорят, что Британия- достаточно спокойное - по сравнению с такими странами, как Испания, Франция, Италия - государство. И, в принципе, это тоже так. Кроме того, говорят, что нынешние годы завершают одновременно сразу несколько очень важных циклов в истории и развитии человеческого общества: это и столетие, и тысячелетие, и так далее. И что конец периода для общества - как правило - идеальное время для разного рода бунтов, смут, переворотов, демонстраций... И это тоже так. И в такой, на первый взгляд, спокойной стране в последние годы общество начало бурлить, выступать за какие-то права, митинговать и так далее. Всеобщие забастовки не очень типичны для индивидуалистов-британцев, скорее, они должны быть свойственны испанцам, итальянцам, людям более эмоциональным и темпераментным, но, значит, до какой же степени общество выработало свой ресурс терпения, если в Британии за последний год проходит уже не первая всеобщая забастовка! бастовали почтовики, все время на грани закрытия движения железные дороги, и вот теперь - вся высшая школа- от профессора до уборщицы - на сутки закрыла двери университетов по всей стране. А по ящику сообщают, что в самое ближайшее время - не сегодня, так завтра! - весь железнодорожный транспорт страны разом станет. Я помню, что творилось в Великобритании год назад перед Рождеством, когда почтовики провели свою акцию протеста: хаос! бедлам! трагедии! Люди, привыкшие доверять безупречной как часы работе своей любимой почты, вдруг не получили денег, приглашений на мероприятия, просто писем от друзей...

Если врачи начнут бастовать - это скандал из скандалов: они просто не имеют на это права. Если почтовики бастуют - очень неудобно, ну о-о-чень неудобно, но пережить, в принципе, можно. А если не выходят на работу преподаватели вузов? Кому от этого хуже? Чего они добьются или могут добиться, или на что они расчитывают - бастующие профессора и доценты, ассистенты и уборщицы, библиотекари и электрики от высшей школы?

19 ноября все вузы Великобритании были закрыты. На входных дверях заранее были развешаны призывы присоединиться к столь широкомасштабной акции, какая уже много лет не проводилась в Великобритании. Акцию протеста против плачевного состояния и нищенского положения в высшем образовании проводил забастовочный комитет, который распространил по всем учебным заведениям страны следующий меморандум:

Результаты голосования в профсоюзе работников высшего образования по вопросу о проведении активных действий протеста:

За проведение 19 ноября однодневной забастовки преподавателей и служащих вузов Великобритании проголосовало больше 80 процентов.

Против - 16. Все на забастовку!

Основной лозунг нынешней забастовки: ЧЕМ РЕШИТЕЛЬНЕЙ МЫ ВЫСТУПИМ В ДЕНЬ ПРОТЕСТА, ТЕМ СКОРЕЕ НАШИ ПРОБЛЕМЫ БУДУТ РЕШЕНЫ.

Входные двери всех факультетов университета Глазго утром 19 ноября были блокированы членами забастовочного комитета, профсоюзными активистами и студентами. Это была с их стороны чисто символическая акция, потому что штрейкбрехеров среди преподавателей или студентов не было. Среди пикетчиков - Майк Гонсалес - профсоюзный активист и лидер еще с конца 60-х годов (о нем журнал СПбГУ писал в сентябре).

Вчера, кроме многочисленных демонстраций по всей стране, в Глазго были проведены митинги перед университетами города, на центральной площади, перед зданием мэрии, на них выступили представители администрации учебных заведений, студенческие и профсоюзные лидеры, преподаватели и студенты, депутаты местных и центральных органов власти, члены парламента.

В этот день мы встретились с заведующим славянской кафедрой университета Глазго, профессором Майком Кирквудом, который согласился ответить на несколько вопросов.

- Какой характер носит нынешняя всеобщая забастовка?

- Это всебританская акция протеста. И она направлена не столько на то, чтобы преподавателям повысили зарплату (этого добиться забастовкой абсолютно невозможно), сколько на то, чтобы правительство вообще обратило внимание на бедственное положение высшей школы и науки в Великобритании.

- Имеет ли славянская кафедра, которой вы руководите, какие-то особые претензии к местному и центральному правительству, к руководству и администрации университета?

- Особенность нашего положения в том, что нам просто грех жаловаться. По многим показателям наш факультет (искусств, или гуманитарный) находится в гораздо более “привилегированном” положении по сравнению со многими другими. Это касается, в первую очередь, оборудования, оргтехники, аудиторного фонда, площадей вообще. Может, с точки зрения эстетики, и у нас не все “приглядно”, но с точки зрения материального обеспечения - мы одни из первых. И это все благодаря политике университета.

С другой стороны, наша зарплата действительно очень низка по сравнению с зарплатой других “бюджетников”, причем разница- просто огромная: мы получаем примерно на 55% меньше, чем другие государственные служащие. И этот спад в образовании, все эти проблемы накапливаются вот уже, наверное, лет 15.

- Какова позиция студентов?

- Во-первых, сегодняшний студент совсем не тот, что лет 10-15-20 назад. Пик студенческой активности пришелся на конец 60-х. Сегодня студенты намного пассивнее, но и участь их заметно тяжелее, чем, скажем, 10 лет назад. Но они понимают, что чем меньше будет финансирование высшей школы, тем им самим будет труднее и тяжелее.

- Как вы думаете, можно ли решить такого рода глобальные проблемы такими методами, как забастовки?

- Честно говоря, на практике - нет. Ведь цель забастовки- не только привлечь внимание общественности и правительства к низкому уровню оплаты труда преподавателей и сотрудников вузов, но и поставить еще и еще раз вопрос о судьбе высшего образования вообще. Правительство постоянно урезает нам финансирование, но эти процессы характерны не только для Британии, они сейчас проходят везде. И не только в образовании, но и в здравоохранении, например. Государственному карману просто не справиться с растущим спросом на такого рода государственные услуги. Количество студентов растет, количество вузов растет, а количество налогоплательщиков?

- Изменится ли что-нибудь, если к власти на следующих выборах в Великобритании придут лейбористы?

- Ни тори, ни лейбористы не обращают особенного внимания на образование. Но на словах предпочтительнее выглядит по отношению к среднему и высшему образованию партия лейбористов. На словах.

- Как часто работники высшего образования заявляют о своих правах такими методами?

- Не часто. За последние три года, что я работаю в Глазго - это первая акция. За 10 предыдущих лет в Лондоне их было две или три. Но они, как правило, ни к чему конкретному не приводят.

В России положение высшей школы никак не менее сложное, чем в Британии. Может быть, мы можем решить наши проблемы забастовками? Британцы проблем своих такими путями не решают, они только обращают на себя внимание, но на функционировании общества - сиюминутном - это практически никак не отражается. И назавтра все выходят на работу, на “государственную службу”. Жизнь продолжается...

Петр Корнаков (из Глазго по E-mail)

link к оригиналу на странице журнала "Санкт-Петербургский университет"


Редакция журнала «СПбУ»


пишите: p.kornakov@bradford.ac.uk